TitleLogoOld foto

Штык аргентинский обр.1891 года

В 1891 г. берлинская компания «Людвиг Лёве и Ко» начинает выпуск 7,65 мм винтовок Маузер для Аргентины. От «бельгийских» их отличает замена трубы-кожуха деревянной ствольной накладкой.  (Фирма "Людвиг Лёве и Ко", прародительница "Парабеллума" основана братьями Лёве в середине XIX столетия. Руководил ей старший брат Людвиг Лёве. После его смерти, в 1886 году,бразды правления принял младший брат Исидор, который создал совместное предприятие с фирмой "Маузер АГ".)

По условиям контракта от 25 февраля 1890 года «Людвиг Лёве и Ко.» кроме винтовок собственного производства должна была так же поставлять и штыки. Сама фирма штыков не производила и поэтому данный заказ выполняли подрядчики. Однако в 1891 году Аргентинская Комиссия по вооружению приняла решение, как более отвечающее ее интересам, освободить «Лёве» от обязательств по данному пункту контракта и приобретать штыки напрямую у производителей. Комиссия сочла, что таким образом она сможет лучше контролировать качество, снизить стоимость изделий, и после переговоров штыки были исключены из контракта без особенного сопротивления со стороны «Лёве», несмотря на то, что это означало для фирмы потерю существенной суммы.

После этого взоры аргентинцев устремились во Францию. Это были арсеналы «Сент-Этьен» и «Шательро». Французы назначили цену между 10 и 12 франками за изделие, что составляло почти вдвое выше, чем цена немецких поставщиков. Предприятия могли осуществить быструю поставку – в течение 2-3 месяцев – при условии наличия необходимых разрешений от французского правительства. Этот вариант нравился военному министру Аргентины - Пасу, поскольку деловые контакты с французскими компаниями поощрялись официальным Буэнос-Айресом.

Узнав, что их цены не устраивают аргентинцев, французы не стали заморачиваться на этом и предложили купить у них партию штыков Шасспо по 0,30 франков каждый, которые, по их утверждению, могут быть адаптированы во Франции к винтовкам Маузера, приобретенными Аргентиной. Паса это устраивало, и он написал об этом Пабло Риччери (председатель комиссии по вооружению). Ответ Риччери был короток и резок:«Ваше Превосходительство, штыки Шасспо, о которых Вы пишете, годятся на то, чтобы висеть на стенах музеев или раздаваться в качестве сувениров, но не на то, чтобы серьезно рассматриваться нашими вооруженными силами как оружие». В самом деле, Риччери был в ярости. Дело было не только в устаревших штыках Шасспо, но и в несуразной схеме поставки, включавшей подгонку штыков к винтовкам во Франции или Германии и таким образом, перевозку оружия из Германии во Францию, либо обратно. В тоже самое время Риччери вел переговоры с «Weyersberg» и другими компаниями, объясняя необходимость ускоренного производства штыков решением Аргентинского правительства, а также возможными неустойками по контракту с «Лёве», вызванными задержкой приемки оружия из-за позднего получения штыков. Пас настаивал, он требовал обоснования, но военные уже сделали выбор…Сам запрос обоснования датирован январем 1891 года и 5 марта того же года был получен ответ, который был первым гвоздем вбитым в гроб переговоров с Францией. Вывод гласил что:«…переделка штыка Шасспо потребует либо изменения конструкции винтовки (чьи компоненты уже производились: несколько тысяч стволов, уже были закончены к тому времени), либо изготовления новых крестовин и рукояток для штыков. Первое невозможно. Второе вызовет значительную задержку, а также штрафы со стороны компании «Вайерсберг», которая уже вложила средства в производство».

 

Кроме того, баллистика, усовершенствованная за счет меньших калибров и более мощного пороха, позволяла армиям воевать с больших дистанций, что, в свою очередь, сделало длинный и тяжелый штык Шасспо абсолютно непригодным к требованиям того времени. В результате Военное Министерство дало добро на приобретение штыков в Германии. В конкурсе за первый контракт участвовали несколько компаний, в том числе «Зауэр и сын» (Sauer & Sohn), «Шиллинг» (Schilling), «Симсон и Ко.» (Simson & Cie) и «Хэнель» (Haenel). Однако предложенные ими цены были выше, чем у компании «Вайерсберг», и никто из них не обладал производственными мощностями, чтобы выполнить контракт самостоятельно.

Таким образом «Вайерсберг» стал поставщиком всем известных штыков обр. 1891 года с латунной рукоятью.

В марте 1892 года в Буэнос-Айрес прибыла опытная партия винтовок Маузера модели 1891 и штыков Вайерсберга-Киршбаума модели 1891.  На презентацию  был приглашен президент Карлос Пеллегрини, который остался доволен увиденным, но предложил приложить усилия, чтобы облегчить штык, который он нашел слишком мощным и тяжелым. 19 марта того же года члены Комиссии встретились в Берлине, чтобы обсудить предложение президента. В конечном итоге было принято решение уменьшить ширину клинка на 2 мм. и толщину на 1 мм. Так же на 2,5 мм. была уменьшена ширина рукоятки, что позволило снизить вес штыка на 82 грамма (с 620 до 538 гр.) без существенного ущерба прочности. Уменьшение ширины клинка позволило облегчить ножны на 50 граммов. В процессе производтва у фирмы «Вайсберг» периодически возникали сложности, что ставило под угрозу выполнения контракта. В частности были проблемы с металлическими трубами из которых изготовлялись ножны. Британская сталь, закупленная у компании «Джонас и Калвер» (Jonas & Culver), оказалась слишком мягкой и не отвечала стандартам, оговоренным в договоре (в ноябре 1892 года были забракованы 5000 законченных ножен и 12000 металлических заготовок.). Однако ни смотря ни на что, контракт был выполнен и в апреле 1893 были поставлены последние 143 штыка (D9856-D9999). Всего было изготовлено 40 000 штыков с латунными рукоятями (А0001-D9999).

Латунные накладки:69% медь, 28% цинк, 3% олово.

1892 год-25000 штыков

1893 год-15000 штыков

 

 В конкурсе за контракт по изготовлению штыков с алюминиевыми накладками участвовали шесть производителей: «Вайерсберг-Киршбаум и Ко.» (Weyersberg-Kirschbaum & Co.), «Александр Коппель» (Alexander Coppel), «Симсон и Ко.» (Simson & Cie) (совместно с «Шиллинг» (Schilling) и «Зауэр» (Sauer)) и «Хорстер и Ко.» (Horster & Cie). Однако члены военной Комиссии, посетившие производства потенциальных поставщиков пришли к выводу, что никто, кроме компании «Вайерсберг», не располагает производственными мощностями, требуемыми для поставки необходимого количества штыков. Большинство не могло производить больше 350 штыков в день, учитывая также, что они в тот момент продолжали работать по контрактам с Оттоманской империей, что оставляло свободных мощностей не более чем на 175 штыков в день.  Например компания «Зауэр и сын» (Sauer & Sohn), была полностью занята оттоманскими заказами и впоследствии отказалась участвовать в борьбе за аргентинский заказ.

Таким образом, окончательная цена  выглядела так:

                      Франки
Weyersberg-Kirschbaum & Co., 7,00
(на первые 60 000 экземпляров,
остальные 6,50)
Alexander Coppel          7,30
Simson & Cie.                  7,50
Horster & Cie.                 11,00

В общей сложности кол-во штыков с алюминиевыми рукоятями,произведенных фирмой «Weyersberg-Kirschbaum & Co», составило 190400 штук. 

1893 год-20000 шт.

1894 год-55000 шт.

1895 год-15400 шт.

1896 год-15000 шт.

1897 год-0 шт.

1898 год-0шт.

1899 год-53000 шт.

1900 год-16000 шт.

1901 год-16000 шт.

Из 230400 винтовок, произведенных для Аргентины, непосредственно аргентинские вооруженные силы получили 191000. Остальные были выгодно перепроданы Перу, Боливии,Испании и некоторым другим странам.

(продолжение следует...)

разделитель
Rasporka
Яндекс.Метрика